Суббота, 08.08.2020, 06:01

Мир Великого шторма и многое другое

Меню сайта
Календарь
«  Август 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Наш опрос
Трилогию "Дети Великого шторма"...
Всего ответов: 277
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Исповедь пешки, страница 2

страница 1

… мы вошли в огромное помещение без окон, скрытое в недрах здания Корпорации. Вдоль стен стояли шкафы, заполненные книгами – это была колоссальная библиотека!

 И в центре стоял маленький столик, на котором я с содроганием увидела шахматы – точно такие, как и в кабинете Сета.

- Я слушаю вас, - произнес высокий светловолосый юноша, отложив в сторону книгу. – О чем вы хотели нам рассказать?

- Простите, - выдавила я из себя. – Это какая-то ошибка. Мне нужен Директор.

Тут позади меня раздался странный звук – то ли вздох, то ли всхлип. Я обернулась – Фирзан с трудом сдерживала смех.

- Я слушаю, - повторил юноша, улыбаясь.

… буря эмоций овладела мной, но все слова исчезли. Старик в свои сто два года превратился в дряхлую развалину, и никакие достижения геронтологии не помогли ему остановить старость, а ведь Директор определенно должен быть старше. Как? Каким образом ОН смог это сделать?!

На лице Директора Корпорации была всего лишь одна морщина – вертикальная, на переносице, от привычки хмурить брови. И всё.

Он выглядел моложе Сета – да что там, моложе меня…

Пока я боролась с собой, Фирзан рассказала ему всё, что было ей известно. Директор испытующе смотрел на меня, ждал. Теперь моими устами говорил Сет, потому что сама я бы никогда не отважилась на подобное.

- Я предлагаю вам все секретные коды Компании, действительные на сегодняшний день. В обмен на это вы примите меня на работу. Конечно, я хочу достойную должность.

Их изумленные лица были мне ответом.

Коды были настоящие. Вся информация, которую я собиралась им выгодно продать, была подлинная. Предательство происходило на самом деле. Как я ненавидела себя в этот момент…

- О, я понимаю теперь, зачем такая спешка, - сказал Директор. – Ведь коды сменятся сегодня, так?

- Сегодня в полночь. Совсем скоро. Вам следует поторопиться с решением.

- Я знаю. Но зачем ты предаешь его?

- А не он ли был первым? Ненавижу… ненавижу его, - сказала я со всей искренностью, на какую только была способна.

Всё зависело теперь только от того, поверят ли мне.

Директор улыбнулся, раскрыл лежавшую перед ним книгу и прочитал:

- "Чувства шахматной фигуры не так бедны, как об этом думают: честолюбие – при выполнении работы, ярость – если этому мешают, отчаяние – из-за незаслуженно горькой участи, ликование – по поводу счастливого случая, насмешка – над противником, которому фигура загородила путь, ненависть – ко всякому, кто угрожает королю, смех – когда удается избежать ловушки…" Эти слова написал один человек по фамилии Ласкер. Одного он не учел – пешка может при этом ненавидеть своего короля.

- Может, - мои глаза наполнились слезами. – Но разве это имеет значение?

 

… Сет был прав, решив сыграть на алчности – они не могли упустить такой шанс, пусть даже я и внушала подозрения. Директор не был уверен в том, что просчитал все возможные ходы, но решил рискнуть.

Дальше события развивались стремительно.

Директор взмахнул рукой, и шкафы с книгами исчезли, а взамен столика с шахматной доской появилась серебристая пирамидка, на вершине которой был укреплен большой полупрозрачный кристалл – сердце Корпорации, к которому я так стремилась.

Всего за минуту меня приняли на работу в качестве заместителя, а затем, подключившись, я передала им коды Компании. До полуночи оставались две минуты.

Директор тут же принялся за взлом, а Фирзан смотрела на меня со смешанным выражением презрения и благодарности.

Когда пошла информация, обо мне забыли.

 

… что происходит с пешкой, когда она достигает крайней горизонтали?

В тот момент, когда я была занесена в реестр служащих корпорации, у меня появилось право доступа. Пусть не ко всем данным… но, позаботившись о внешней защите, они и представить себе не могли, что кто-то будет взламывать систему изнутри.

Они ликовали, а секреты корпорации переходили ко мне. 

"Я зачарую тебя!"

Всё шло по плану Сета…

По плану?

Нет. Внезапно я почувствовала, что в сектор памяти проникло нечто – на первый взгляд безобидное, но уж очень большое. И, кроме того… ох.

Когда я это поняла, было уже слишком поздно. Ощущение было такое, словно я тону в море эмоций, воспоминаний, слов, цифр…

- Фирзан! – крикнул Директор, и его голографическое изображение погасло. 

А потом – прежде, чем Фирзан успела опомниться, - я отключила её…

 

… - Ты это сделала.

Крафт и Сет смотрели на меня, лицо у одного было ликующим, у другого – таким  печальным, словно он лишь недавно узнал о смерти отца.

- Ты должна меня понять…

- Я всё понимаю.

- Мне нужно было, чтобы ты поверила, что всё происходит на самом деле – потому что только тогда они бы поверили тебе. Нет, я все не то говорю… ради него. Я это делал ради него. Мне было очень нелегко заставить себя заниматься делом, которое я ненавижу больше всего на свете, но я решил сыграть для него – так, как он не смог бы никогда, понимаешь? Пусть из-за этого я стал отвратителен сам себе…

- Да.

Я и в самом деле знала теперь, почему он всегда был таким грустным. Мой грустный шеф… нет, теперь уже не шеф – ведь официально я всё ещё работаю в Корпорации, хоть она очень скоро и перестанет существовать, лишенная своего Директора. Все её секреты теперь у меня.

Мы распили бутылку шампанского, и Крафт предложил переписать данные в компьютер Компании, но я сказала, что это может подождать.

"Да, - прошептал Сет, - ты имеешь право на награду".

Крафт тотчас испарился, как, бывало, приходилось делать мне, когда они хотели остаться вдвоем.

И мы сделали то, о чем я давно уже мечтала, но не осмеливалась признаться даже самой себе.

Мы были счастливы…

… а потом я нашла на его голове две точки и надавила на них. Сет очень удивился, он смотрел на меня широко открытыми глазами – десять секунд, пока все не кончилось.

Когда кровь перестала поступать в мозг, он умер у меня на руках.

Как будто уснул…

 

… да, вместе с секретами Корпорации в мой мозг перебралась чужая личность.

Директор не был таким щепетильным, как наш Старик, и поэтому, почувствовав приближение смерти, отважился на рискованный шаг – переписал свою память, эмоции, чувства в головной компьютер Корпорации.

Он одушевил Корпорацию, получив, таким образом, бессмертие.

Директор знал, что неуязвим, поэтому ничего не боялся – хоть немного и потерял самообладание, ощутив, что его переписывают вместе с остальной информацией… но ему не потребовалось много времени, чтобы прийти в себя.  

Я была пешкой… и, достигнув края доски, слишком близко подошла к королю, недооценив его. В тот момент, когда я уже мысленно примеряла корону, он поглотил меня.

Уже немного осталось… закончив эту запись, я попытаюсь исчезнуть совсем – хотя не знаю, позволит ли ОН.

Буду стараться.

 

Прости меня, Сет, мой грустный шеф – последнюю партию я сыграю сама с собой… 

 

… постепенно выясняется, что в превратностях битвы повторяются превратности игры в шахматы. К вечеру один из царей опрокидывает доску – он получил мат, и вскоре окровавленный всадник сообщает ему: "Твое войско бежит, ты лишился своего царства".

Эдвин Морган.

 

 (с) Наталия Осояну